Среда, 22. Ноябрь 2017
 Главная arrow Семья arrow Сын. Валерий Витальевич Закруткин
Главная
Новости
О творчестве
Семья
Произведения
Библиография
О проекте
Форум
Хостинг от SpaceWeb
Рейтинг@Mail.ru
Сын. Валерий Витальевич Закруткин Печать E-mail
31.03.2008 г.
Уходит старая когорта…
А.Алешин, - "Бессонница".

Сын Виталия Александровича Закруткина - Валерий, родился в 1933 году в Благовещенске-на-Амуре. Его детство и юность – это детство и юность миллионов советских мальчишек : счастливые годы детства до войны, бабушки, море. Потом –война- эвакуация, голод, сутками работающая мать, похоронка на отца и осознание того, что детство закончилось. Но вдруг случившееся чудо – отец жив, возвращает к жизни мать, детство продолжается. После войны семья возвращается в Ростов-на-Дону, жизнь начинает приобретать черты прежней, мирной жизни: книжные полки в кабинете отца, гости в доме, мать, играющая на рояле, звонкий лай собак- жизнь продолжается.
Наверное, не было в юношеской жизни молодого Закруткина периода исканий – периода "кем быть". Решение было подсказано не жизнью – оно пришло из книг, из тех рассказов и разговоров о дальних странах, которые он впитал в полном смысле слова с молоком матери. Оно пришло из стихов Гумилева, которые несмотря ни на что читали отец и мать, оно пришло из воздуха той пронизанной романтикой эпохи "после войны", когда хотелось все увидеть и все казалось таким возможным:

Какие мы –не нам судить,
Мы –отражение эпохи.

А.Алешин, - "Бессонница".


Закончив в 1956 году геолого-географический факультет РГУ, Закруткин – геолог делает все возможное, чтобы не поехать по распределению. Распределение было в Москву, в Министерство геологии… Разыграв в отделе кадров классический спектакль , на которые был мастер, он уезжает в Якутию.

День- ночь- день- ночь…
Восемь-щесть-двенадцать-пять-
Двадцать миль на этот раз,
Три-двенадцать-двадцать две-
Восемь миль вчера…

                            Р.Киплинг

О том, что у него родилась дочка, Закруткин узнает через несколько месяцев после ее рождения. Узнав, назовет скалу "Замок Ольги".

Но где-то
…далеко, далеко на озере Чад
Изысканный бродит жираф…

                              Н.Гумилев, "Жираф"

АфрикаИ в 1963 году он едет преподавать в Африку, в Гвинею. Лекции надо читать на французском. Пригодился французский язык, который с детства вбивала в него мать… Из Африки Закруткин привез не золотые кольца и не деньги, он привез маску бога , которую вождь племени разрешил ему снять с волшебного дерева. Разрешил, видимо, от удивления : он впервые видел белого человека в своем волшебном лесу, а может решил, что это и есть бог. Он привез деревянную плачущую обезьянку и много фотографий, на которых нет его самого, а есть только Африка.
Потом были Алжир, Тунис, Марокко, ЦАР, Конго, Заир и фотографии львов, пигмеев, Тассилийской наскальной живописи, гробницы дочери Клеопатры и много –много разного. Это была Африка, которую он видел не из окна автобуса-люкс. Его Африка- это лед и миражи Сахары, зыбучие пески и промахнувшиеся змеи, малярия, тропическая лихорадка, жажда в тропическом лесу и танцы пигмеев.
Но Закруткин был бы не Закруткин, если бы в его жизни были только Гумилев и Африка. С 1961 года он преподает на родном факультете. "Есть доценты, есть профессора , а есть Закруткин"- это студенческий фольклор. Став в 1971 году деканом, первое, что он делает –на своих плечах перевозит факультет в новое, отдельное здание. Он приглашает на работу молодых преподавателей из других вузов, он вносит свежую струю в академическую атмосферу. Жизнь бьет ключом. Студенты говорили : "Сдал Закруткина, сдал сессию". За неуспеваемость, за лень -выгонял безжалостно, но так же , по большому счету относился и к себе : подъем в пять утра, подготовка к лекции, на работе быть не за пять минут до звонка, а за полчаса… Учил студентов не только геологии , да он и не учил наверное их, он их образовывал. Рассказывал им о древнем Риме, о Гомере, о Возрождении в Италии и о генеалогии царской семьи Романовых. Он знал все, а если не знал, то так и говорил : "Я не знаю", он не боялся произнести эти слова и он мог себе это позволить … Это был Учитель, Ученый, один их последних романтиков в геологии, да, наверное, и в нашей жизни.